Да, я не был отцом! Блог Андрея Гвоздикова

324

“…”

Да, я не был отцом!

Никогда я не стану и дедушкой!

Но когда я умру,

Я хотел умереть бы во сне,

Я хочу, чтобы все

длинноногие девушки

И шикарные женщины

Тосковали по мне!

“…”

Уйти в себя. Я жду ещё подачку

Надеясь жизнь свою перебороть.

Чтоб кто-то понял, принял, разделил,

Не кров, не хлеб, не суету хлопот,

А жизнью воспаленные мозги,

В которых нынче всё наоборот.

Надежда – вера слабых, говорят.

Быть может, а быть может и не может

Но голод гложет и себе дороже

Стать средь толпы ещё одним прохожим.

Надеюсь, что они меня простят.

“..”

Я за локоть держал Нильса Бора

Дину Риду указывал дорогу

Уступил место Вячеславу Молотову

И часто ужинал с Бруно Понтекорво.

Очень много всяких знаменитостей

Вокруг мелькало. Заметно и не заметно.

Но я не лез и не хотел приблизиться.

Мне это казалось, почему то неуместным.

И я остался ими незамеченным

Как воробей, пролетевший иль насморк излеченный

ИСПЫТАНИЕ ГРЕХА.

Пройдя сквозь испытания греха

Отравленный его пьянящим ядом

Ты понимаешь так тебе и надо

Услышать безразличное – «Ха-ха!»

Произведя, в сомнении нелепом,

Поступков ежедневных дребедень,

Себя ты осознаешь человеком,

Поскольку за тобой шагает тень.

Своих грехов особый дар познанья

И тень грехов, как крылья за спиной.

Не каждому даётся испытанье

Не каждый обретает в них покой

Но всё же точит душу червь сомнений,

Когда с тобою рядом, по пути,

Вдруг некто появляется без тени

И вызывает он недоуменье

Не человека встретил – приведенье

Безгрешное. Его господь простит?

ЗНАМЕНЬЕ.

Когда же ты свалишься с крыши,

Где встретишься с черным котом,

Ты голос знаменья услышишь,

Но всё это будет потом.

Сначала ты лезешь на крышу,

В надежде увидеть простор.

И только летучие мыши

Тебе закрывают обзор.

Но небо и яркие звезды,

Приветливая луна,

Полночный пленительный воздух,

Лишают, порою, ума.

Ума, что привычно расчетлив,

Ума, что от бед бережет,

Ума, что, обычно, работник

На службу с собою несёт.

Он, ум, безнадёжно заботлив

И думает он обо всём,

В надежде, что всё предусмотрит.

Но всё это будет потом.

Ты лезешь упрямо на крышу,

Не зная, что ждет тебя там.

Ты голос знамения слышишь.

Но светит в окошко луна.

Когда же ты свалишься с крыши,

Где встретишься с черным котом,

Ты голос знаменья услышишь,

Но всё это будет потом.

Потом, когда свалишься с крыши

И боль от ушибов пройдёт

Ты голос знаменья услышишь:

«Не лазай туда, идиот!»


Андрей Гвоздиков